Как холить и воспитывать маленьких детей (27)

Мать его захворала вскоре после родов и с тех пор почти постоянно лежала в постели; а отец беспрерывно был занят своими делами, и потому не мог много заботиться о ребенке, так что все попечете о малютке было вверено няне, о которой родители были очень хорошего мнения, и потому держали ее у себя много лет. Но, к сожалению, напоследок оказалось, что няня их была самая безрассудная женщина, и лишь только ребенок стал понимать, рассказывала ему всевозможные бредни о мертвецах, покойниках и домовых, чем до того настращала ребенка, слабого и боязливого от природы, что прямо произвела в нем упомянутую слабость, потому что он не смел даже пошевельнутся ночью, чтобы встать и исполнить природную ну­жду. Теперь ему уже 14 лет; он не помнить ни одного из тёх страшных рассказов, кото­рые говорила ему няня; но страх до такой сте­пени подействовал на все его- существо, что он и до сих пор не смеет ни минуты пробыть в темной комнате, не решается вечером пе­рейти через темные сени или спуститься по лестнице. — Вот как несчастно провел этот бедный ребенок свое детство, и сколько еще испытаний, насмешек, внутреннего недовольства должен перенести он впредь, покуда вылечится от этой болезни ! Я слышала от людей, вполне достоверных, еще один печальный примерь. Одна дама отправилась однажды вместе с мужем своим на вечерь; домой ее ждали не скоро, и потому вся домашняя прислуга поспешила вос­пользоваться случаем и повеселиться на досугах. Молодая нянька, которой господа поручили смотреть за маленьким ребенком, тоже не хотела потерять свою долю в общем гулянье, и чтобы отделаться от малютки, решилась настращать его и таким образом заставить лежать смирно и покойно. Она. сделала большую куклу, обернула ее в белое и поставила на кровать в ногах ребенка. «Если ты будешь кричать или встанешь, то вот мертвец тебя схватит !» сказала она ребенку и ушла на кухню. Между тем мать ди­тяти чувствовала какое-то беспокойство, тоску и как бы тяжелое предчувствие; она оставила об­щество и возвратилась домой гораздо ранее. чем ее могли ожидать домашние, — возвратилась и за­стала всю свою прислугу в самых веселых танцах; нянька была тут же. Барыня тотчас же спросила о ребенка: — «он спить!» отвечала нянька. Поднявшись по лестнице. госпожа приходит в спальню и видит: прямо против лица ребенка стоит большое белое чучело, а сам малютка лежит с открытыми и уставленными на куклу глазами, но — он спал вечным, непробудным сном ! Каково было положение бед­ной матери? и что чувствовала тогда безрассудная убийца?
 
Я кончила описание одного дня твоей службы, и день этот, в самом деле, кажется довольно длинным. Много тебе нужно делать, еще больше обдумывать. Особенно я старалась указать и объяснить тебе все, чего не должно делать, и пола­гаю, что самая-то большая трудность твоей службы именно в том и состоит , чтобы не делать того или другого. Но не унывай при мысли о тягостях твоей службы. Барыня лучше знает все тягости и трудности, которых в твоей службе приходится переносить, гораздо более, чем во всякой другой, — знает , потому что она мать, и каждый день сама испытывает те же трудности. Обязанность матери и нянькино многих отношениях одинакова: обе должны уметь владеть со­бою, должны оставить дурные привычки, посто­янно взвешивать каждое слово и обдумывать, ка­кое влияние могут иметь их слова и поступки на молодой, едва пробудившийся дух ребенка. И преимущественно перед всеми другими дол­жны они отказаться от собственных удобств и удовольствий, как только благополучие ребенка того потребует.

Для матери, которая любит своих детей, эта самая любовь облегчает все трудности, так что беспрерывные заботы и попечение о своих малютках составляют для нее истинное наслаждение, а благополучное преуспеяние их сулит ей ве­ликую награду в будущем. Ты же хотя и не можешь находить такой полной отрады в обращении с малютками, но они доставят и тебе из­вестную долю утешения и радости: и чем более ты будешь обращаться с детьми, чем больше они к тебе расположены, тем сильнее почув­ствуешь ты в себе это материнское чувство, так что наконец они будут тебе, как свои дети. Заботясь о счастливом возрастали ребенка, ты тоже можешь ожидать вознаграждена' в буду­щем ; после я еще буду говорить об этом вознаграждении. Теперь же скажу несколько слов на счет размышлений и соображений, т. е. о чем в твоей службе нужно подумать да пораз­мыслить. Пожалуй, что до сих пор ты еще ни разу не рассуждала о своих поступках и своем поведении, и теперь тебе может быть ка­жется, что я говорю совершенные пустяки, когда советую одно делать, другого не делать; ты может статься скажешь, что все это такие безде­лицы, что не стоит и думать о них, а не только что книгу писать. Но часто самые незначитель­ные, пустые случаи имеют на нас огромное влияние. Оглянись назад, на свою собственную жизнь; вспомни свою собственную молодость. Как много было приключений, над которыми ты теперь смеешься, когда вспомнишь о них, и которые в то время казались тебе чрезвычайно важными. Самое ничтожное приключение не было тогда безделицею; оно терзало, мучило тебя и делало печальною и сердитою. Многое, теперь вовсе не важное, причиняло тебе столько заботы и горя, что казалось даже невыносимым. Пом­нишь ли, как печаль твоя увеличивалась еще более оттого, что никто не хотел тебя слушать, никто не хотел разделить с тобою горя? Как раздражали тебя чьи-нибудь укоры и упреки, подоспевшие именно в то время, когда ты была в таком дурном расположены духа. Точно так же если тебя и за дело, да грубо бранили, то ты всегда возмущалась против такого обхождения, ты сердилась на тех, которые жестко с тобою об­ходились. Тогда как ты с раскаянием призна­валась в своих ошибках, если только тебе вы­говаривали снисходительно и ласково. Ты тотчас же понимала добрые намерения, и это утешало и успокаивало тебя. Может быть ты вспомнишь также несколько случаев , где ласковый взгляд, доброе слово придавали тебе бодрость и силу перенести какую-нибудь трудность. — Вспомни, что значит для ребенка сочувствие ! — Пусть же твои собственные воспоминания служат тебе руководством при обращении с малютками. Лучше по­могать им делать хорошее, чем упрашивать, чтобы они вели себя благопристойно; лучше добром побуждать их к благонравии, чем ссо­риться с ними; лучше правильно руководить их поступками, чем приказывать им. Любовь де­тей скорее всего можно заслужить сочувствием и соучастием в их детских заботах и радостях; они же — милые малютки — так умеют быть благодарными! И доброй, приветливой девушке не много нужно думать, каким способом снискать себе их любовь и доверенность. Не тому ли принадлежит их первая ангельская улыбка, кто с любовно ухаживает за ними и кормит их ? И когда они подрастут и станут понимать, то все, что ты для них делаешь, будет радовать и веселить их, если только ты обращаешься с ними нежно и ласково. Твой голос первый слышат они утром, и последний вечером; и если оп постоянно нежен и приветлив, то они, просыпаясь, предчувствуют, что проведут с тобою веселый и счастливый день, и когда тот же нежный голос благословит их вечером'!), — они идут на покой с миром и упованием.

Продолжение статьи

Заявка на подбор персонала

Ваше имя: *
Телефон для связи: *
Время:
Email: *
Ваша заявка: *
© 2005-2012 Агентство нянь "VIP Сервис"