Как холить и воспитывать маленьких детей (26)

Когда ты сидишь вечером за шитьём, то име­ешь довольно времени, чтобы поразмыслить о многом и припомнить все, что случилось в продолжении дня. Если кто-нибудь из детей вел себя не так, как следует быть, то подумай хоро­шенько и вспомни, как дело началось; не твое ли нерадение или нетерпение было причиною зла, иди еще больше увеличило его ? Когда ты можешь сказать, что не была причиною зла и не увели­чила его, то подумай, не могла ли ты предупре­дить его, или сделать, чтобы дело вышло не так плохо, если б только ты вела себя иначе и посту­пила бы не так, как было поступлено ? А потом хорошенько запомни, как же тебе следовало поступить, и как нужно поступать на будущее- время в таких же случаях. Если б тебе при­шло на мысль, что с детьми чрезвычайно трудно обходиться, то почаще спрашивай совета у ба­рыни: она научит тебя, как следует поступать в затруднительных случаях. Спрашивая совета, ты должна будешь рассказать ей о некоторых маленьких приключениях, которые случи­лись с детьми в ее отсутствия, и будь эти приключения приятные, или неприятные — все равно, ты должна передать их. Твои откровенные объяснения покажут ей, что ты действительно забо­тишься о благе ее детей, — и всякая мать бу­дет тебе за то благодарна.
Если ты будешь таким образом, как я сейчас говорила, поверять себя и разбирать свои по­ступки, то сделаешься гораздо внимательнее к собственным недостаткам и не так охотно бу­дешь извинять себя, как это бывает, когда кто-нибудь другой делает нам замечание. Перед самим собою всегда легче признаться в ошибке, чем перед посторонними и раскаяние в этом случае бывает гораздо чистосердечнее. Милосердый Бог увидит твое раскаяние, простит и подкрепит тебя на будущее время, если ты только прибегнешь к нему с искренним желанием исправиться.
Посмотри кругом на спящих Малюток и поду­май, как они слабы и беспомощны, как во всем зависят от попечения и защиты других ; как медленно развиваются их духовные и телесные силы, и как много нуждаются они в посторон­ней помощи на будущее время, и ты, взявшая на свою обязанность самую большую долю этих забот и попечения о малютках, — как живо почувствуешь ты при этих мыслях , что сама нуждаешься в подкреплении свыше ! В мирной тишине детской комнаты очищай свое сердце и проси благословения Божия на твои честные и по­лезные труды. Он не оставит тебя без помощи.
Подумай, каким огромным доверием поль­зуешься ты в своей должности; тебе поручили не деньги, не драгоценности, а своих милых, ничем не заменимых детей, за которых прежде всего ты отвечаешь — Отцу их небесному. Такие размышления возвысят твой дух, и тебе не будет скучно сидеть одной в детской комнате; ты совсем иначе будешь смотреть на обязанность оставаться при детях, тогда как другая при­слуга вечером или просит позволение идти со двора, или в веселой болтовне проводить время не кухне. Не забудь, какую ответственность не­сешь ты перед Богом и перед родителями, если, например, тебе захочется хоть на минуту сбе­гать на кухню, чтобы узнать, что там делается. Стоит только раз поддаться любопытству, и ты будешь убегать от детей часто; что ж из этого выйдет ? Мать полагается на тебя и на­деется, что ты сидишь при детях, а потому остается покойна, не смотрит и не заботится о них. Но вдруг, в то самое время, как ты вышла, проснется который-нибудь из детей и чего-нибудь попросить? Или неприятный сон встревожить ребенка, и он проснется с криком и будет звать тебя? Что тогда? Не слыша твоего голоса, не получая ответа, ребенок зальется самым ужасным криком и встревожит всех других детей. А если он один в комнате, без братьев или сестер, то его охватить сильнейший страх, и только после долгого беспокойства и крика он заснет у тебя на руках , да и вперед, при каждом пробуждении, будет долго кричать и плакать. Напуганный однажды ребе­нок надолго остается боязливым; страх до такой степени укоренится в нем, что много нужно времени, чтобы изгладить неприятное впе­чатление и забыть пережитое. Одним словом, дитя становится несчастным. Если же проснув­шийся ребенок немного постарше и уже ходит, то он может -быть встанет с постели и пой- дет искать напиться, но может наткнуться на какую-нибудь мебель и жестоко ушибиться, мо­жет упасть и, во всяком случае, простудиться. Подумай-ка хорошенько, какой опасности подвер­гается бедное дитя ! Ведь оно может , наконец, от страху и совсем выйти из комнаты, чтобы отыскать тебя, и таким образом подвергнется еще большей опасности от простуды; оно может упасть с лестницы, — в сильном беспокойстве может схватить свечу, если она горела в ком­нате, обжечься! Все это — отнюдь не преувеличенные опасения; я сама, пережила много таких случаев.
Говоря о вредном влиянии страха на маленьких детей, я прибавлю еще несколько особых замечаний. Надеюсь, что ты не до такой степени легкомысленна, чтобы начала с умыслом пугать ребенка или внушать ему напрасный страх. Весьма часто случается, что няня не знает, как сделать, чтобы ребенок слушался ее, перестал бы капризничать, или шел бы в постель, и вме­сто того, чтобы попросить совета у барыни, начинает пугать малютку, говоря ему, что вот сейчас придет черный, страшный человек и возьмет его с собою. При этом часто без­рассудная женщина еще постукивает в стену, желая уверить ребенка, что это стучит тот са­мый старик, который пришел за ребенком.

Такое поведение уже само по себе дурно, потому что лгать не следует ни в каком случай, а темь более перед ребенком, который всему учится от взрослых, не различая ни худого, ни хорошего, значит, всему искренно верит ; и потому в отношении к ребенку такое поведение становится уже настоящим преступлением. Я расскажу несколько примеров, и ты увидишь какие печальные последствия могут произойти от столь необдуманных поступков с детьми. Мои знакомые послали однажды двух маленьких сыновей своих, вместе с нянею, к их де­душке и бабушке на дачу; там дети должны были остаться погостить на несколько времени. Они были уже на возрасте, и бабушка отвела для них спальню в верхнем этаже, так как дети были здоровы и всегда засыпали тотчас же, как только лягут в постель и уже до следующего утра не просыпались; нянька по вечерам всегда была свободна и могла заниматься разными работами. Однако ж, не смотря на все это, ей строго было наказано, никогда не уходить из детской спальни до тех пор, пока дети не заснут глубоким сном. В это время стояла прекрасная, теплая погода, и девушке, разу­меется, не так-то приятно было по вечерам си­деть у детской постели с иголкою в руках и ждать, когда дети заснут. Дети нисколько не боялись оставаться в темноте, потому что им никогда не рассказывали никаких нелепых сказок, которые могли бы сделать их боязливыми и беспокойными. Каково же было удивление ро­дителей, когда старший сын их, воротясь до­мой, не смел больше оставаться в темноте и часто был очень тревожен, беспокоен и не так весел, как прежде. Одаако ж через не­сколько времени это прошло. Осенью тот же са­мый мальчик опять приехал к дедушке, но уж без няньки, которая между тем поступила в другой дом. — Первый день ребенок провел на даче с большим удовольствием; но вечером, когда нужно было идти в постель, он вдруг начал плакать и запросился домой. Его хотели уложить спать в той самой комнате, где он спал в то время, как гостил здесь в первый раз; но лишь только принесли его гуда, как он начал еще пуще плакать и беспрестанно оглядывался по сторонам. Он настоятельно просил, чтобы тетушка его осталась с ним на ночь; а так как просьба эта была совершенно необыкновенная, и вообще все поведение его каза­лось для тётки странным и непонятным, то она, разумеется, спросила его, для чего ей нужно ос­таться с ним, и почему он так встревожен. Мальчик отвечал: «я боюсь, что черная жен­щина опять выйдет из шкафа», и с этими словами он указал на платяной шкаф, который стоял за изголовьем его постели. Тётка никак не могла уверить его, что в шкафу нет никакой черной женщины, и принуждена была остаться, чтобы успокоить ребенка. На следующей вечерь мальчик вел себя точно так же, и только с великим трудом родные могли до­биться от него, что в то время, как он гостил здесь в первый раз, черная женщина вы­ходила из шкафа и качала занавески его пос­тели, зачем он долго не хотел заснуть. Только тогда было открыто, что бывшая нянька пугала его, чтобы заставить поскорее заснуть, а самой уйти в деревню на гулянье. Вот как глубоко и долго действует на ребенка только один неблагоразумный поступок! Если же мы станем зло­намеренно пугать ребенка, и без того боязливого от природы, то он будет несчастным каждый раз, как только останется один — все равно, при свете ли, или в темноте; наяву его будут тревожить мрачные мысли, во сне — стра­шные сны. Вместо спокойного, радостного чув­ства, счастливой доверенности, на которой по воле всемогущего Бoгa должно покоиться безмятежное счастье дитяти, такие безумные выдумки поселяют в нем беспокойство, недоверие, боязливость и неодолимый страх. И может ли человек, разрушившей счастье невинного ребенка, сам надеяться на мир и спокойствие, которые он похитил у бедного малютки? Отворачиваясь с ужасом от разбойника, который убивает других людей, он в то же время сам виноват настолько же, ибо отравил чужую жизнь, разрушил мир невинного ребенка. А если дитя, которое ты таким образом захотела бы на­стращать с умыслом - или без умысла, если дитя-то немножко посмелее и не так-то боязливо от природы, да сверх того уже настолько по­нятливо, чтобы не поддаваться на твои глупые слова: то он тотчас же заметит, что ты лжешь и быть может станет подражать тебе, научится лгать и обманывать. Значит во всяком случае ты вредишь ребенку; он будет или зол, или несчастен. Я и теперь знаю одного четырнадца­тилетнего мальчика, который, не смотря на такой возраст, каждую ночь марается в постели.

Продолжение статьи

Заявка на подбор персонала

Ваше имя: *
Телефон для связи: *
Время:
Email: *
Ваша заявка: *
© 2005-2012 Агентство нянь "VIP Сервис"